индиана : Litprom.ru | Трэш и угар - Индиана Джонс in Russian
Entries (RSS)  |  Comments (RSS)


Litprom.ru | Трэш и угар - Индиана Джонс in Russian

h3 { font-family: Tahoma, Verdana; font-size: 18pt; text-indent: 0px; text-align: left; margin-top: 3px; margin-bottom: 3px; font-style: none; letter-spacing: -0.6pt; } непроглядный вечер, почитай ночь. Бывший шнырь Серега Помоечник посмотрел словно бабы из Марьино метелят бывшую коллегу, какая вышла замуж и метнула сутенера. За эдакое, естественно, вешают по рылу. Принимаем решение вступиться за даму. Еще понаслаждаться минутку барышнями словно хватают друг-друга за волосья, послушать свежеиспеченные слова – блядь, сиповка и пидораска, все в точном контексте, а не словно артикли, и удрать с поля боя с двумя сумочками из четырех. Тем самым, обернуть свалку в погоню. передохнув, он выудил из сумок итого несколько сотен рублей ага груду косметики, кою разом же кинул в мусорный бак. – Что провещать, марьинские трескать марьинские. Смитье и голота. И материться не умеют. Помоечник посмотрел на часы. На ныне охота закончилась. желая нету. Под фонарем пристойно одетый господин. Набирает номер на своей сотке. Пик-пик. Очёчки. Усики. ожидает гудков. Дозвонился. – У меня на дланях. ага. содержу. спустя час буду. Складывает телефон, а мы подкрадываемся. Хватаем чемодан. И вперед. – Будешь, будешь! Игра трескать такая: Москва-Воронеж. выпускай не Воронеж, а Москва – Московская район. Шныри всех сторон, бегом с добычей от фрайера! Пуля бесшумного пистолета миновалась напрямки в ухо Помоечнику. Уже палым он боком неуклюже пробежал пару шагов, задергался и упал. Лужа остатнего выброса мочи воспроизвела пухлую луну. Портфель вывалился из умирающих перстов. исключительно что ограбленный мужик икнул от изумления и поспешил за своим объектом. Киллер дождался, когда другой клиент приблизится, и вновь съездил. Затем кинул пистолет и поджал политик. длительно цацкался с замками. Пришлось даже вернуться к фонарю. Оглянулся на прахи и потихоньку хохотнул сам себе. Помоечник пошевелился. Пришлось возвращаться, подбирать оружие и вновь прицеливать в эту порожнюю голову – каламбур вышел. На всякий случай съездил в башку и пристойно одетого. политик все равновелико не открывался. – Вот же, народ. укупят таковую штуку, а засим канителься с ней. Хоть в реанимацию вези этого в шляпе, чтоб код проговорил. Киллер не удержался и пнул голову мертвеца. башка, надломанная пальбой, разлетелась на диковинные кусы от удара профессионала, испачкав башмаки и брюки пинавшего. – Ну, вот же, блин. нынче и брюки из-за этого мордоворота придется покупать! выпускай ладно. Вон колонка. надобно бы помыть хоть башмаки, а то в таксомотор не пропустят. И что это у меня за свежеиспеченная манера лепетать с самим собой наедине. верно, старость подкрадывается. Колонка не трудилась. – Специально приеду и перестреляю здешних водоканальцев или пацанов, что сломали измерить водоснабжения. Пришлось опять возвращаться к прахам, разыскивать в карманах что-нибудь из трямок. естественно же, ничего нету. – Попробую обтереться о пиджак. Он-то, слава творцу, не в крови.Litprom.ru | Трэш и угар - Индиана Джонс in Russian Киллер продолжал растабарывать сам с собой, когда позади пришлись двое, и одинехонек из них съездил чем-то увесистым. душегубец замертво упал на свою вторую жертву. Двое – малолетний и громадный - застопорились возле тел. малолетний заговорил укоряющим тоном: – Что же ты Гена, опять не можешь себя контролировать. Сколько один тебе изрекал подполковник Шеханин, не будет из тебя спецназовца, Ложкин. Ты людей не сострадаешь, и силу не соизмеряешь. – Да я чуть-чуть его, кулаком. Даже кастета нету – глазей! – Тебе он не потребен, чтоб человека убить. припомни, словно ты тещу отравил на Востряковское к тестю. Одного удара хватило на цельные поминки. Эх ты! Я вот Михалычу расскажу, что ты опять завалил чувака в припадке усердия. – Михалыу не надобно. И ребятам не лепечи. А то вытурят. Не могу же я на стезю шалить ступать. У меня же семейство. – Ненавижу я тебя, Ложкин. оптимальнее бы я сам его припер. А нынче что ладить? глазей, что получается. Шеф нам дал наводку. Мы пасли этого психа-стрелка весь месяц. Для чего? – Для чего? – Для чего-чего… чтоб знать, кто его погнал. Подставили ему артиста. Сам знаешь, кто за все поручился. А ты? – А я артиста не трогал. – Ох, и глупец же ты, Гена. – Что ты разом – глупец. Сам меня канючил, мол, хлопни стрелка. – Я проговорил, хлопни, а не убивай. У него и пистолета уже не было. выпускай ладно, хапай портфель, откомандируй к машине. – Тебя не постигнешь, - с обидой в голосе, - у нас в отряде, когда вещали хлопни, это значило – убей… – Ты не в отряде. Ты в охране. демон бы тебя побрал! Двое побрели к стоявшему вдалеке джипу. Вдруг начальный встал, словно будто что-то запамятовал, взял политик из лап второго и стал его разглядывать. – Ну-ка обожди. выпускай припомним, что Шеханин изрекал ныне, когда выбрасывал задание. – Он проговорил, что подъедете сюда, к очистным, туда же приедет стрелок. испробуйте его словить до охоты. выпускай, если убьет мужика в пиджаке, то даже оптимальнее – ментам свалим подевало. А, если нету, заберите чемодан, у того, кого он подобьет, а его самого привезите сюда. – Это я помню. тело не повезем, - маленкий осмотрительно носком чебота показал на возлежащего, - наврём что-нибудь. Он еще что-то про часы изрекал. – Да, заявляет, разузнаете защитника по золотому Ролексу. – Какого из них? – О, Боже… Ты оптимальнее, Геннадий, помалкивай. Они вернулись к упокойникам. Ролекс на месте. малолетний облизнулся, поразмыслил о чем-то, сморщив чело, и содрал часы с ручки. – Ну что им пропадать. Тыщ двадцать стоят. – Коля, не надобно, Шеханин оскорбится. – Простит, я его кум. – Ну, словно знаешь… – Молчи уж, Гена Ложкин, смертоубийца. Оба засмеялись. Джип заверещал прокрутившимися на гравии колесами, и полетел на свет зари ночной столицы. У поста гаишник помахал им клюкой, однако, заметив номер, ек999х99 даже отдал честь столбу пыли, какой отмел вседорожник за собой. Джип встал у бывшей гостиницы Минск. громадный и малолетний вышли из машины, и забрели в какой-то подъезд, какой кончался дверью в шабаше долгого коридора. малолетний поднес магнитную карту, и дверь разъехалась в различные сторонки. Высоченная, возвышеннее Ложкина, блондинка, вышла из-за стола в своих модельных сапогах на каблуках, и хватко перешарила обоих. – Да нету у нас оружия, исключительно вот портфель для Шеханина. – Проходите, - не изменив речения рыла, скомандовала девица. Мужики забрели за стеклянную дверь. малолетний первым пожал ручку сидящему там люду в военной фигуре, а изнаночной лапкой двинул портфель на стол. Шеханин вылупился на запястье, засим нагнулся и съездил напрямки в чело подавшему портфель. Тот отлетел от выстрела к стене. А громадный стал отряхивать крошки черепа с кожаной куртки. Шеханин извернулся и двинул предельному в подбородок. Кровь брызнула из рассеченной исподней рот. – Что эдакое, - дошло до крупного, - что сотворилось? – Твой товарищ попал мародером, а ты его не застопорил. оботри выпускай подбородок! Шеханин вздохнул, вытащил назализованный плат из кармана и подал его Ложкину. Затемнение кадра. Панорама полуденного Бутова. Камера наезжает на три тела в половине кадра. Зритель признает бездыханных Анатолия Кучерену, Серегу Помоечника и Шона Коннери (Джеймса Бонда). На фоне этой картинки звучит мужской голос, беседующий по телефону: – Ну, Леночка, бумаги на снос у меня! – Михалыч, выпускай ты словно век, не можешь без дара на девай рождения! – А что этакого в том, что я тебя боготворю. ага! ага! Вот и Шеханин с Ложкиным тебе привет передают. гул разворачиваемой бумаги. Пауза. Пауза затягивается. торжественный вопль. – А конверт порожний! Вы кого жаждали наебать? А? .list h1 { display: none; } .list { background-color: #ffffaa; border: 1px solid #808060; border-bottom: none; width: 100%; } .story { border-bottom: 1px solid #808060; } .header { background-color: #fafa99; } .chapter1 { background-color: #ffffbb; } .chapter1 .header { background-color: #f0f099; } .added { float: right; } .avatar { display: block; float: left; border: 1px solid #808060; margin: .8em; width: 40px; height: 50px; } .header, .description, .more { margin-left: 5em; } .header, .description, .more { padding: .7em; } .description { letter-spacing: 0; } .more { padding-bottom: 2.1em; font-weight: bold; } .author { display: inline; font-weight: bold; } .title { display: inline; } .author a, .title a { color: #000; text-decoration: none; } .moderator { background-color: #ffff00; } h1 { color: #fff; margin: 0; padding: 5px 5px 8px 5px; line-height: 135%; letter-spacing: 0.6pt; background-color: #660000; text-transform: uppercase; font-size: 13px; }