индиана : Индиана Джонс и капитан подлодки спят отдельно - Новости-Шанс
Entries (RSS)  |  Comments (RSS)


Индиана Джонс и капитан подлодки спят отдельно - Новости-Шанс

Перед российской премьерой мы попросили представителя интернациональной ассоциации кинопрессы Рона Крюгера попасться с творцами кинофильма. В самом начале кинофильма артист Харрисон Форд в роли капитана советской подлодки «К-19» обращается к своим людам с призывом: «Выполним долг или утонем!» Что уж чересчур даже для признанного всей Америкой героя «Индианы Джонса» и «Игр патриотов». 60-летний Форд пошел на созидательный риск, сразившись Алексея Вострикова, капитана осужденного на крах ядерного подводного флагмана, какой впоследствии окрестили «Оставляющим вдов». В кинофильме «К-19», основанном на драматическом эпизоде 1961 года, о каком выжившим до недавнего времени было запрещено толковать, показано, словно Востриков решает, распоряжаться поврежденной подлодкой до ее пышного разрушения или позволить войскам США, тянущимся достаться на борт и выведать секреты тонких технологий корабля, избавить команду. – Мистер Форд, в «К-19» мы впервинку слышим у Вас чужеземный ударение. Вы особенно над ним вкалывали? – Самым тяжелым моментом, связанным с упором, было заверить продюсеров, что его необходимо использовать. Были народ, занимавшиеся финансированием ленты, какие до смерти страшились этой идеи и всеми силами противились ее претворению в житье-бытье, однако я мекал, и остаюсь при своем суждении до сих пор, что необходимо напомнить аудитории: это картина о России и россиянах. – зачем кое-какие перечили против Вашего упора? – Они не могли запамятовать, что пригласили ведущую американскую кинозвезду, и были озабочены лишь тем, словно обелить свои вложения. ударение в установленной степени мог отпугнуть аудиторию, однако для меня словно один перное заключалось в том, чтоб отвлечь зрителей от мысли, что перед ними янки – они должны были поверить в моего героя, русского человека. – Вы говорили со многими выжившими после реальной трагедии с подлодкой «К-19». Что они мерекают о кинофильме? – Одно из ощущений, кое они чувствуют, – это немалое изумление тем фактом, что мы, американцы, заинтересованы в изложении этой истории. Я разгадал, что они отчаянно ревностно смотрели к тому, словно будет изложена их история, будут ли какие-то неточности, оплошки. – становили ли они добавочные обстоятельства? – этаким обстоятельством я бы окрестил их заявка, чтоб их не заменяли на вымышленных персонажей, желая мы тянулись это сделать незаурядно для того, чтоб можно было оптимальнее изложить эту историю, не заостряя внимание на плевых деталях. Я мекаю, они прямо алкали получить подтверждение того, что у нас благие намерения и мы не собираемся вкалывать картина о кучке паяцев и болванов, какие наделали уйму оплошностей и осудили тем самым самих себя на страдания. – Это не натолкнуло Вас на дума, что русских прежде неправдоподобно изображали в американских кинофильмах? – Меня поражает, когда мы негативно изображаем людей ради собственной политической выгоды, когда мы в нерентабельном свете рисуем прочие политические системы, чтоб укрепить свою собственную воля. Это немыслимо! однако таковы правила игры для всех политических организаций – чтоб процветать самим, необходимо демонизировать своих супротивников, и тогда токмо тебя в мире будут воспринимать словно прогрессивную могуществу, а других – словно отщепенцев. – Когда Вы были в Москве, Вы ощущали себя кинозвездой? – Не столь, словно на отчизне. нередко все зависит от того, ожидают народ тебя усмотреть или нету. В Нью-Йорке или Лос-Анджелесе для многих это не являет неожиданностью, и народ готовы прыснуть ко мне с распростертыми обьятиями. однако никто не ожидает усмотреть Харрисона Форда в Москве, посему народ нередко случаются в замешательстве: вроде, знакомое фигура, однако кто бы это мог быть? Когда до них доходит, что это кинозвезда, я уже вдалеке. Наверно, это даже к добрейшему. – Капитан Востриков будет каторжный человек. Было ли нелегко вжиться в этот персонаж за краткое времена? – Я вечно цапаю своих персонажей домой, однако, топорно объясняясь, почиваем мы раздельно. Когда я начинаю вкалывать над проектом, микроскопично о чем приятелем в состоянии полагать. Я вечно стремлюсь предложить, словно усовершенствовать сценарий, моего персонажа. Я ввек не почитал, что должен быть прямо «говорящей головой» и что моя задача лишь в том, чтоб говорить реплики. посему я вечно цапаю своих героев с собой домой, однако не именую это method acting. Это прямо труд. однако труд захватывающая, после коей мой организм должен вздохнуть. посему я и заявляю, что почиваем мы раздельно – желая бы несколько часов мне необходимы для восстановления собственных сил, чтоб назавтра опять-таки слиться с персонажем. – На этот один Вы также исполнительный продюсер кинофильма? – Я обыкновенно живо интересуюсь деталями производства. Когда я согласился участвовать в этом проекте с этаким числом всевозможных лицедеев, финансовых родников, представителей кинобизнеса, сценаристов и всем прочим, на что мне хотелось повлиять, я взял на себя ответственность за атрибут своей роли в этом кинопроцессе, а не прямо исходил из того, что я ведущий артист, какому необходимы особые обстоятельства для работы. – сейчас у Вас на подходе свежий картина об Индиане Джонсе? – У нас уминать идея насчет четвертого «Индианы Джонса», она разрабатывается, и, рассчитываю, ее удастся воплотить в житье-бытье, а перное – сделать все на уровне. Многие вожделеют зачислить участие в проекте. На мой взор, должны пересечься интересы трех игроков – Джорджа Лукаса, Стивена Спилберга и меня. Если мы все втроем сможем уговориться сравнительно предбудущего кинофильма, он выйдет, если же возникнут расхождения, проект придется отнести до важнейших времен. Впрочем, я не видаю покуда особых препятствий для реализации запланированного. – ага ведь это словно парад планет – снарядить вас всех троих вкупе для работы? – нету, это словно посмотреть... Вообще, для нас самих это будет сюрпризом – вновь сконцентрироваться вкупе. однако основная проблема для всякого из нас – это времена, а точнее, отсутствие просторного времени на переговоры, диспуты, согласования. У всех нас сейчас неодинаковые проекты, и отчаянно величаво, сможем ли мы вписать в них «Индиану Джонса». всякий жаждал бы это сделать, располагает даже свои соображения на этот счет. Если все эти суждения удастся «причесать» и «привести к повальному знаменателю», новоиспеченным странствованиям удастся явиться на экранах. Подготовил Даниил Сегаль.